14 заметок с тегом

Фаны 2014

Позднее Ctrl + ↑

Фанские горы. День двенадцатый, немного лесной

К оглавлению

Утром кто-то опять мужественно не стал будить меня на дежурство. Отскребала котёл из-под каши, чтобы хоть как-то оправдать свое существование.

Вчера горелка весь вечер занималась чем угодно, кроме своих прямых обязанностей. Серёга отжигал, в прямом смысле этого слова, пытаясь заставить сие чудо инженерной мысли работать. За это время он стал мастером по прочистке форсунок, ибо в тот вечер рекорд непрерывного горения нашей капризной подруги составил хорошо если пять минут. Давно уже стемнело и похолодало, народ расползся по палаткам. И мне бы к ним идти — там всяко удобнее записывать впечатления за день, но пока Серёга кувыркается с горелкой как-то стыдно в тепле отсиживаться, хотя толку тут от меня сейчас... Зато совесть хоть немного чище. Так себе аргумент, конечно.

На часы смотреть не хочется абсолютно. Какое счастье, что пюре варить не надо — достаточно вскипятить воду с мясом. Неужто закипело?! Ужинаем без чая — ещё на час развлечений нас не хватит. Впрочем, не только нас — полусонная группа опала, кажется, едва успев впитать пюрешку. Хорошо, что ранние подъёмы уже позади. Вспоминая вчерашнее, утром приятно удивилась тому, что каша сварилась быстро. Как совладал ты, Серёга, с горелкой? Любовью и лаской, говорит. Однако. Видимо, хорошо, что он меня не разбудил...

Женя поёт «Ах, если бы сбылась моя мечта» на один голос, примеряя разные партии. Звучит здорово. Предлагает найти ещё двоих исполнителей, при этом почему-то называя мультяшного Ваню трубадуром. Народ переключается на тему «не буду я играть всяких там пёсикотов».

Олег спрашивает, слабо ли нам сегодня вместо запланированной 1А пройти развесёлую 2А. Желающих особо нет. И вообще, осталось всего два ходовых дня — парочка простых перевалов (1А и некатегорийный), и выйдем в населёнку. До перевала Пушноват всего 300-400 метров по высоте. Но уже как-то влом...

Программа развлечений на день начинается с подъёма по крутенькому склону. Тот случай, когда травянистость радует — она неплохо сдерживает жаждущую движения сыпуху.
Справа интересные скалы. Под ногами — ревень, ютящийся на камнях
Без участка снежника было бы скучно. Снежок по голым до колена ногам — это всегда так приятно.
Трое полезли слева, ближе к скалам, остальные же пошли по более пологому пути. Где-то там, судя по карте, есть тропа.

То, что нам предлагалось под видом троп, особой убедительностью не отличалось, а посему желания его придерживаться не вызывало — шли без привязки к тропам. Тем более уже и перевал виден был.

Вид назад по ходу движения.
А это вот те самые Сёдла Пушноват. Их тут аж два — Олег предлагал, вроде как, на тот, что правее. Выглядит внушительно. Кстати, просто Пушноват-то тоже не лыком шит оказался: и по высоте прилично, и снежная шапка на нем навевает мысли о 1Б вместо 1А. Хотя вообще-то ничего сложного в нем нет.
Та самая снежная шапка на перевале. Впереди те, кто не стали заморачиваться с поиском тропы. Уже отдыхают. А мы делаем вид, что просто никуда не торопимся. Надеюсь, убедительно.
Переползти через этот симпатичный сугроб, не рискуя сдёрнуть его вниз, можно вот по этой почти разрушенной скале.
На подъёме очень интересный гребень, напоминающий хребет дракона. Даже цвет у него красный.
Встречаются вкрапления будто точно таких же по структуре камней совершенно другого цвета. Ещё интереснее.
Традиционное «повернитесь-ка!» от фотографа.
Тут, между прочим, скользко.
Девчонок подстраховывают.
Ну прям джентльмен. А фон то какой!.. Миша, похоже, завидует.
Мужики самостоятельные, пристраховываются ледорубами. Но Женя начеку. Кстати, забавно смотрятся люди в шортах или закатанных штанах, бодро шагающие по сугробам.
Саша держится за сугроб. Интересные перила на этой небесной лестнице.
Делает вид, что руке ничуть не холодно.
Миша предусмотрительнее: он в перчатках.
А Женя опять угрожает ледорубом фотографу.
Поднялись, между прочим, из той долины, что во-о-он там слева внизу.

На перевале сняли записку неких Смирновых из Новосибирска. Вчера на Кишенёвском мы уже видели их же послание. Тогда ещё предположили, что это семья («не повезло парню с родителями», — брякнул кто-то). Но на прошлом перевале они писали, что собираются на Седло Пушноват. И вот мы читаем их же записку на перевале Пушноват. Видимо, промахнулись.

Утром Олег предлагал как раз на Седло Пушноват пойти, и с той стороны он выглядит намного симпатичнее, чем с этой. По крайней мере, понятно, как с него спускаться: сел и поехал. Сверху до низу по снегу. Красота. Такое мы любим — это вам не по камням скакать.

А вот тут катиться на пятой точке грустновато. Хотя и быстро.
Надеваем фонарики — на спуске сыпуха, которую очень неприятно выковыривать потом из обуви. Да и прохладно. У Саши, например, фонарики отлично дополняют шорты.
Ровная площадка — будто специально обученное место для фотографий.
Вид в сторону спуска с перевала.

Перед спуском спросили руковода, стоит ли надеть каски. Сказал, что по желанию, но сам надел. Объяснил это тем, что у него-де панамку ветром уносит без каски. Так вот она зачем! А я то думала...

Тропу видно невооружённым взглядом, спуск приятный. Только за перегибом участок относительно крутой сыпухи — там спускались двумя плотными группами.

Для тех, кто в танке: чем больше расстояние между людьми, тем быстрее летят камни, заботливо выпущенные теми, кто сверху, в момент столкновения с теми, кто ниже по склону. Камни, выкатившиеся из-под ног, никому не навредят, если в двух шагах затормозят об нижнего.

Сыпуха стала чем-то родным и даже местами приятным. Спуск — так спуск, подъём — так подъём. Город маячит всё ближе, как-то уже и привыкла, и подустала — красоты уже не так впечатляют. Хочется на озеро. Чтоб просто купаться, песни петь.

За ходку свалились вниз на симпатичную зелёнку. С 4115м спрыгнули на 3727м. Зону леса уже видно, но до нее около четырёх километров по каньону и 600 метров сброса высоты (а если учесть, что за фразой «надо сбрасывать высоту» нередко следует подъём, то до леса нам ещё пилить и пилить). В общем, развлечёмся.

Оказывается, завтрашний перевал Дукдон тоже ни разу не н/к — на нём лежит солидный ледник.

Ну а пока что у нас обеденный перерыв. Размазываемся по полянке. Хорошо-то как!

Сегодняшний перекус у нас внеплановый — должен быть обед, но с топливом совсем грустно, пришлось собрать перекус из того, что есть. Например, у меня явно останется крекер, взятый в качестве хлеба — что-то он в этом походе не особо котируется. Отдала его в общак — подтвердила звание хомяка.

Помимо этого, есть запасы сыра (он ехал отдельно от основной еды, поэтому про него периодически забывали во время завтрака), есть ещё не съеденные перевальные шоколадки, заныкан кусок колбасы. В общем, на перекус хватит. К тому же, у меня есть ещё одна заначка — вторая часть Аниной посылки (первой была икра, которая ехала у Миши). Пока мы грузились в машины, чтобы переместиться в аэропорт, она под шумок вручила мне колбасу. А поскольку Анна Павловна искренне считает, что друга не подстебал — день прожит зря, колбаса называлась «горная». Не знаю, как остальные, а я оценила. На двенадцатый день похода по этим самым горам такая колбаса смотрится вполне себе издевательски. Олег смеётся — дескать, Аня беспокоилась о том, чтобы я с голоду тут не померла. Вспоминает о том, как во время своего дежурства делил суп: всем по 5-6 поварёшек, а мне 8. Кхм. Кажется, я тогда не сказать чтоб наелась. Ну и проглот.

На перекусе же товарисчи дежурные нашли камушек, похожий то ли на шоколад, то ли на колбасу. Тихонько спросили, кому в тарелку сунуть. Однозначно Мише. Потом передумали — ещё зубы сломает, ну его нафиг, но как единодушно-то. Миша, берегись, маленький тролль! Он, кстати, опять очень шустро устроился на рюкзаке и отрубился. И даже не подозревал...

А на перевале Миша настолько проворно вскарабкался на снежный козырёк, что был сравнен ещё и с Горлумом. Миша, мы просто завидуем твоей ловкости.

А между тем, Солнечный Таджикистан опять показал нам свой характер, слегка сбрызнув дождиком. Оно и к лучшему: зато мы оперативно свернули послеобеденный балаган и пошли дальше, решив, что даже под таким, чисто символическим дождиком спать не очень приятно.

После обеда долго играли в игру «найди тропинку», то зарабатывая, то теряя баллы, по пути развлекаясь на сыпухах или просто на крутых берегах реки.
Сдаётся мне, где-то тут и есть те самые МАК и Эстонский. По крайней мере, когда Олег показал нам их в тот день, мы искренне радовались, что накануне не смогли найти к ним подходы.
Примерно по центру видно кусочек каньона на реке Москва. Так то.

Вторую половину дня шарашились вдоль речки Пушноват. Сбросили 1.2 км по высоте. GPS говорит, что общий набор высоты за поход — около 18 км. Впечатляет как-то. Олег показал горы на горизонте и объявил, что Пштыкуль (который мы почти единогласно убрали из маршрута) находится где-то там, и до него одного только подъёма два километра по вертикали. Как хорошо, что нам не туда. Порой мне кажется, что немало радости горных походов содержится в этом «нам не туда».

Уютная долина, приятный спуск
Ну... Почти приятный. О коварстве травяных склонов, надеюсь, все помнят.
Ручеёк, вместе с нами сбегающий с Пушновата, набрал силы и превратился во вполне себе убедительную речку,
... и не избежал Серёгиного внимания.
Группа в зелени.
И вновь заливные луга.

На этом участке спуска мы с Мишей ускакали вперёд. Пока ждали остальных, успели осмотреть какую-то пещеру с очень подозрительным запахом, разведать спуск к реке (впереди каньон Москвы, деваться некуда — нужно спускаться) и даже поволноваться на тему того, туда ли мы ушли (хотя больше некуда). И только разбирая фотки я поняла, почему остальную группу пришлось так долго ждать:

Собственно, то место, где они задержались. Мы где-то под скалой, что справа.
А вот и причина: девочки увидели цветочки.
Женя абстрагировался от этого всего и сливается с природой.
И природа того стоит.
Та-а-ак, где я там на девчонок грешила? Таким вот у нас руководитель бывает.
Возвращаемся к девочкам.
А я напоминаю, что мы в горах.
Но полянка, действительно, уютная.
Расслабон.
У Саши он выглядит куда более скромно.
Лене цветочки достались уже изрядно примятыми.
Оставив в покое местную флору, группа-таки дошла до Московского каньона.
И впереди у нас тоже каньон. Чую, развлечёмся.
На фото, видимо, всё та же Москва, но у нас и тут весело: берега Пушновата становятся всё круче.

Пресловутая зона леса при ближайшем рассмотрении оказалась сущими джунглями с колючками и насекомыми. Вот по последним мы особенно сильно соскучились. Мало нам их на Урале... Вкусив всех прелестей этой самой зоны леса вкупе с началом каньона, выпали на тропу, сбежавшую с того берега от прижимов.

Слабо заметная тропинка вскоре превратилась в едва ли не дорогу, лишь изредка перемежаемую очередными завалами или неожиданно круто уходящую вниз. Поначалу, когда тропинка только-только расширилась, Олег начал вслух мечтать о велосипеде, но после первого же завала резко передумал. Казалось бы, это всего лишь мелкие камни на пути, они спокойно объезжаются на велике. Но вот они уже и не мелкие, а свернёшь случайно с дороги, и вниз лететь далеко — в целости доедут только уши.

В общем, скисла как-то Олегова мысль, о том, что на велике бы здесь прокатиться. Но не пропадать же добру. Выброшенная идея была подобрана и пригрета всё тем же сердобольным Серёгой. Заядлый велосипедист, он, кажется, мысленно проделал весь путь на двухколёсном друге и, видимо, остался доволен. Завалы, крутые спуски с поворотами — ничего его не смутило. И ведь проехал бы.

В том куске джунглей, что был на берегу, видимо, было вообще не до фототехники, поэтому, придётся вам поверить мне на слово. На этом фото мы уже на тропе. Впереди спуск к во-о-он тому кусочку реки, что виднеется вдали.
Буйство зелени впечатляет и радует глаз, количество разных видов растений — тем более. Вокруг очень много разнообразных цветов. Естественно, не менее разнообразных колючек тоже полно. Но ну их, эти колючки, когда тут такая красота.

Запахи — не надышаться. Высота чуть меньше 3000 метров, но всё-таки уже непривычная насыщенность воздуха кислородом дурманит. После долгого спуска с развесёлой сыпухой, после конгломерата, коварно уезжающего из-под ног на крутых участках вдоль реки, после участков джунглей, зажатых между бурной водой и не очень-то гостеприимным склоном эта тропинка воспринимается как разрядка. Ещё и этот воздух... Настроение группы быстро ползёт в сторону отличного. Народ запевает то «В омут головой», то Марусю, то Смуглянку. Вот что с людьми наличие хорошей тропы и обилие кислорода делают.

Где-то на той поляне мы и остановимся на ночёвку.

Как выбрали стоянку? Шли до слияния рек Арчимайдан и Пушноват, за 400 метров до оного увидели шикарный куст чего-то вроде шиповника. Поскакали к нему — фотографироваться. И как-то внезапно поняли, что это замечательное место для стоянки. Дело к вечеру, а возле слияния рек можно встретить местных, от гостеприимства которых не так-то просто отбиться. Олег с Сашей рассказывают что-то про урочище Обибарык, на котором, по их словам, чуть ли не гурии обитают, но как-то мы этим двум фантазёрам не верим, да и пилить ещё немало до того урочища. В общем, остаёмся тут.

Собственно, куст. Даже Серёга успел появиться в кадре.
Согласитесь, он стоит того, чтобы остановиться возле него.

Спать сегодня будем под шум реки — она буквально в метре от нашей палатки. Зато искупались и постирались. Хорошо-то как!

Бонус этой стоянки — такие вот колючки. Очень острые, между прочим. Олег выкашивал их ледорубом, ибо почему-то не горел желанием выковыривать эту прелесть из всех частей тела. Кто-то вспомнил, что именно так выглядел кактус у злой учительницы литературы в его школе. Только там он даже не цвёл...

Внушительно выглядят горы, с которых мы сегодня спустились. Остался всего лишь один перевал, и вниз. Олег загорел так, что легко сойдёт за местного, Серёга ещё до похода щеголял вело-загаром. Мы на их фоне выглядим бледными. Миша опять отличился: загорал где-то, задрав футболку, и теперь выглядит так, будто носил неправильно подобранный лифчик. Загара по очкам удалось избежать, зато руки у меня ещё в первый день загорели по темлякам от палок. В общем-то, ничего необычного. А вот сгоревший изнутри нос, доложу я вам — то ещё удовольствие. Уже и Олег сдался и тоже приложился к гигиенической помаде — губы у него потрескались нехило так. У Серёги и вовсе уже не в первый раз лопнула губа. Строим предположения на тему того, о чём же он там думает. Вечером кто-то мечтательно произнёс: «Вот бы сгущёнку сюда...», на что получил совет глянуть на губу вон того молодого человека и больше о таком не заговаривать.

Изрядно посветлевшие и посвежевшие после полоскания в речке, наслаждаемся непривычно ранним ужином.
Судя по звукам, к нам пришло стадо. Хорошо, что мы не соблазнились обманчивой привлекательностью того берега. Через речку оно вряд ли полезет.
Уютно, не смотря на соседство со стадом.

На ужин планировался только суп, но поскольку на ночёвку мы встали относительно рано, поступило предложение дополнить его чечевицей: пока будем сидеть у костра, успеем ещё раз проголодаться. Большинство «за». Ура!

Впервые за поход побаливают колени. Наверное, не стоило игнорировать регидрон.

Шум реки привычен и уже незаметен, вот только музыка и голоса поющих у костра теряются в нем. Луны не видно, она прячется за горой, лишь подсвечивая облака. Потрясающе красиво. И вновь фототехника бессильна, увы. На звуки гитары откуда-то из темноты материализовался Саша. Отлично. Теперь только Миши не хватает до полного комплекта. А он где? Дрыхнет, видимо. Зря: очень уж мы душевно спелись сегодня, особенно на песне «Замыкая круг». Она теперь и ассоциируется с той стоянкой.

Завтра километров 15 прогон — километр по высоте вверх и долго-долго вниз. Чем сильнее спустимся, тем меньше остаётся на послезавтра, тем раньше мы выйдем к Искандеркулю. Сегодня на спуске поймала дзен, и на подъём уже совершенно не хочется. В общем, завтра-то я и сдохну. Обычно наоборот — очень не люблю спуски и хорошо отношусь к подъёмам, но здесь опять ощущаются 11 походных дней позади.

Скоро опять душный, хоть и холодный Ёбург, с большим, но вместе с тем таким ничтожно малым количеством кислорода и с каменными, а не зелёными джунглями. Равнина, на которой, тем не менее, почти нет простора для взгляда. Но это потом, а пока что у нас впереди ещё несколько дней здесь, в горах Таджикистана.

Сегодня, кстати, километров 10 прошли. 600 метров вверх и 1200 вниз. Ночуем на высоте 2900. Спокойной нам ночи.

День тринадцатый, сами увидите какой. Перевал Дукдон

2019   Фаны 2014

Фанские горы. День одиннадцатый, местами неземной. Перевал Кишенёвский.

К оглавлению

Вылезать с утра на поляну, покрытую разномастными цветами — восхитительно. Главное, что без всяких этих внешних ароматизаторов от лошадки. Вон она пасётся неподалёку, на нас посматривает. Впрочем, к ней уже подходят геологи — у лошадки начинается рабочий день. А у нас пока что завтрак.

Творог опять почему-то не превратился в творог, а так и остался массой непонятного вида и вкуса. Что я делаю не так?

Умудрилась сесть в колючку. С добрым утром. Теперь уж точно проснулась.

По плану Олега мы должны были место сегодняшней ночёвки ещё вчера днём проскочить. Но в то, что мы после Юбилейного доползём до Бирюзового озера (500 метров подъёма), я не поверила ещё пару дней назад. Как выяснилось, правильно сделала: естественно, вчера ни о каком подъёме после Юбилейного и спуска с него и речи не шло. С одной стороны, ночёвка на озере выглядела заманчиво, а с другой — видела я эти озера на высоте 3800. Они слишком часто незатейливо украшены снегом. А тут вон травка, по которой я уже соскучиться успела.

Лагерь. Видно место вчерашнего спуска.
На такой поляне грешно не сфотографироваться.
То, что за кадром.
Алина.
Мне просто полежать хотелось.
Утренняя зарядка.
Всем почему-то резко стало интересно, что из этого получилось.
Человек-палатка. Намного полезнее человека-паука.
Когда изобретут фотографии, передающие запах?
Съедобное тут тоже растёт.
Мне кажется, или я чеснок вижу? В горах-то думать не приходилось: сел в траву, запахло чесноком — вот он, родимый.
Лучше уж в чеснок, чем в такую колючку.
Вот эти, кажется, больше всех пахли.

А я напоминаю, что мы в горах, а не в ботаническом саду. Не пора ли к камням вернуться? Тем более, они тут очень интересные — чёрные (даже с некоторой синевой), блестящие, гладкие и приятные на ощупь. Ещё вчера долина показалась нам будто выгоревшей — настолько неестественно чёрной выглядела она сверху. Не верилось в то, что это просто камни. Вблизи они оказались не менее необычными. И идти наверх нам сейчас именно по этим камням.

Выдвинулись мы примерно в полдесятого. Неудивительно, учитывая то, что вылезала из палатки я в футболке, а не в поларке и жилетке, а значит, встали мы относительно поздно. Да ещё и Саша нашёл, наконец-то, безмен, давно и почти безнадёжно потерянный в его бездонном рюкзаке.

Открываем пункт контрольного взвешивания. Оказалось, что Сашин рюкзак весит 28 кг. Это на одиннадцатый-то день похода! Через три-четыре дня выход в населёнку — последние дни раскладки только остались. Для сравнения, у нас с Мишей — примерно по 21 кг. Что у тебя в рюкзаке, Саша?! Не знает... На старте, говорит, 38 было. Неудивительно, что его из-за рюкзака еле видно. И ведь прёт как танк!

Собрались-собрались-собрались! Разобрались...
И вновь Алина в цветочках.
Сочетание суровых скал и нежных цветов.
Начали подниматься, пока что по травке.
Камни едва ли не слепят своим блеском. Хорошо видно свежие расколы — они ещё не окислившиеся, рыжие.
Вид назад по ходу движения.
Вчерашний наш склон.
Внизу остался лагерь геологов.
По этому курумнику идти — одно удовольствие. Сложно сказать, почему, но явно не только из-за того, что размер камней приятный.
Кажется, будто на этом участке пути просто выключили цвет.
На привале дурачились. Сначала Саша с Леной улеглись — уж не помню почему. Женя начал изображать всяческие зверства с ледорубом.
Миша присоединился. Видимо, это несколько неземной пейзаж так подействовал.

Потом кто-то предложил лечь звёздочкой. Нда-а-а... Идти-то по этим камням приятно, а вот лежать на них — то ещё удовольствие.

У всех на лицах написано, насколько удобно им лежать. Ещё и солнце яркое в глаза светит. Прелесть просто.

Обычно если уж ложишься на камни, то выбираешь себе такое место, чтобы анатомические особенности организма не спорили с совершенно не поддающимися на уговоры жёсткими камнями на тему удобства размещения. Здесь же ситуация осложнялась тем, что лечь так, как удобно, не очень-то получалось — центр звезды задан, двигаться особо некуда. А тут ещё и Серёга всё снимает и снимает... В общем, увидевший нас со стороны сильно удивился бы. Но геологи остались внизу, а больше тут никого нет, поэтому дурачились мы совершенно безбоязненно.

Миша медитирует.
Женя творит что-то непонятное, но смотрится это как всегда круто.
Олег сломал очередные очки. Решил, что лучше некоторое время пользоваться одним глазом, чем временно ослепнуть из-за солнца. То ли руководитель, то ли пират.
Сделав вид, что отдохнули, идём дальше.
Водопадик.

Особенность этого подъёма — часто встречающийся мокрый сырой песок, радостно проваливающийся под ногами. Каш-мяш, как мы это называли. Старались обходить откровенно сырые места, но всё равно нет-нет да наступали на эту бяку. Озеро нашли не сразу — оно оказалось не совсем там, где ожидалось.

Панорама Бирюзового озера.
Миша полез купаться. Да так шустро, что мы присоединиться не успели.
Забежал в воду быстро, вылетел на берег ещё быстрее — температура водички совершенно не располагает к длительному купанию. Зато какие большие были у Миши глаза, когда он к берегу грёб!
Не, ну а мы чем хуже? Тоже полезли в озеро.

Фотографий людей плавающих нет. Видимо потому, что после нескольких гребков к центру озера все резко начинали думать, что на берегу-то было лучше, и ну его нафиг, это купание, после чего шустро выгребали на мелкоту. Впрочем, быстро выбраться на берег не получалось — острые камни на дне продлевали удовольствие от купания.

Зато какая радость на лицах тех, кто уже закончил водные процедуры!
Все купальщики в сборе.
Тут тоже встречаются те чёрные камни.
Берег озера. Видно, что здесь периодически ночуют группы.

На озере у нас обед. Есть хотелось, но было совершенно очевидно, что не искупавшись сразу, потом вряд ли захочешь лезть в воду: хоть солнце и припекает, но ветер холодный. Макнулись в озеро пока разгорячённые, освежились, а потом можно и обедать. Напарник мой по дежурству особой любви к водным процедурам не проявил, и пока мы там полоскались, совмещая это с разминкой для глаз (почти все ныряли с головой, а после выныривания из такой водички глаза сами собой на лоб лезут), Серёга почти успел разделить перекус на восемь человек. Мда-а-а... Дежурный из меня тот ещё. Осталось разве что немного помочь, а затем впитать свою порцию колбасы, галет и чего-то там сладкого.

После обеда опять время для сна. Чтоб я всегда так жила! Не знаю, кто там чем занимался — отрубилась — но судя по следующим кадрам, фотографы, вооружившись техникой, ушли гулять вдоль озера.

Слева видно нас — вон те маленькие цветные пятна.
Снег на берегу озера как бы намекает, что мы находимся на приличной высоте.

Да тут не только снег, тут ещё и лёд плавает... Совсем недалеко от того места, где мы купались. Так вот почему водичка так бодрит! Впрочем, на Верхнем Алло льда замечено не было (не считая замёрзшего озера рядышком), однако ж Олег сказал, что там вода была холоднее, чем здесь. Поверю ему.

Цвет воды оправдывает название озера.
А вот и высота. 3820, говорят Серёгины часы. Впрочем, навигатор традиционно с ними спорит и утверждает, что мы на 100 метров выше.
Кстати, в этих горах удивительно много божьих коровок. Их можно встретить повсюду — на камнях существенно выше зоны леса, на леднике, на рюкзаке или даже на лбу товарища.
Очередные цветочки, которых совершенно не смущает то, что рядом снег.
Саша, как обычно, собрался чуть и не быстрее всех (а он вообще разбирался?) и уже готов к выходу.
Что Сёрега делает с таким загадочным видом? Мусор поджигает что ли?
Я, в отличие от предыдущих двоих, собранным рюкзаком похвастаться не могу и вообще будто ещё не проснулась — собираюсь на автопилоте.
А Алина всё гуляет по берегу...
Эти камни явно периодически становятся частью дна озера — очень уж они ровно лежат.
Попрощаемся с озером. Быть может, когда-нибудь мы сюда ещё вернёмся. А пока — вверх.
От озера до перевала совсем недалеко.
Идём по приятному снежному склону. Кто-то (кажется, Женя) вслух мечтает оказаться здесь с бордом. Впрочем, фотографии с того места, где это было озвучено, нет.
Внезапно оказалось, что вместо того, чтоб подниматься, на перевал мы спускаемся. Вот так финт ушами... Но судя по описаниям, этот перевал все берут именно таким образом.
Как-то уже и забылось, что совсем недавно купались и даже делали вид, что плаваем.
Окрестности перевала.
Мы бодры и веселы. Особенно я да Саша.Высота перевала — почти 4100. На перевале мы в 15:20.

Теоретически, с Кишенёвского должно быть видно Эстонский — следующий наш перевал. Но там, где он ожидается, видны лишь подозрительного вида стенки. Олег ругается, что его обманули, и даже если это перевал, то совершенно непонятно, как на него лезть. Видно пик Московский и его окрестности — туда точно не хочется. Ни МАК, ни Эстонский не признаем. Впрочем, МАК хоть иногда ходят, описаний Эстонского же вообще нет: высота, категория, расположение — и всё тут. Где он — непонятно. Ну ладно, всё равно спускаться, а там ещё подумать можно будет.

Сбрасываем высоту по тропинке. Впрочем, сыпуха прилагается.
Слева внизу долина реки Ахдасой. По ней можно выйти в сторону Искандеркуля. Но у нас ещё три перевала, поэтому туда мы не пойдём и в населёнку выйдем по другим долинам.
Река уже тут достаточно мощная — переправляться через неё было весело.
С перевалом всё так же непонятно. В любом случае нам уже пора вверх, и так скинули метров 500-600. За час, кстати.
Дело к вечеру, пора определяться, куда идти дальше. Немного обошли склон и полезли наверх, решив, что где-то там Эстонский.
Подниматься уже как-то лениво — всё-таки, одиннадцатый день похода.

А нет, не туда нам. Руковод уже давно объявил, что тут какая-то кривая карта. Нафигатор (то есть, я), вовремя не сообразивший, что с картой-то всё хорошо, и идём мы не туда, получает по башке. Олег решает забить на загадочный Эстонский и идти через перевал Пушноват, который у нас значится как запасной. Группа, особо не ругаясь, спускается обратно — подъём на Пушноват дальше. Ребята находят приятную стоянку — и вода близко, и те самые пахучие цветочки, но уже без дополнения в виде следов лошадки-геолога. Уже темнеет, когда мы встаём на ночёвку.
За день пройдено 10 километров. Ночуем на высоте почти 3600.

День двенадцатый, немного лесной

2019   Фаны 2014

Фанские горы. День десятый, опять технический. Перевал Юбилейный.

К оглавлению

Ночью был ветер. Даже так: ночью был Ветер. Он кидался на палатку вновь и вновь, пытаясь если и не унести её вместе со всеми обитателями, то хотя бы основательно подрастрепать. Казалось, он никогда не стихнет. За всех не скажу, но я умудрилась даже проснуться среди ночи, что со мной случается крайне редко, тем более в походах, где ночь для меня вообще будто не существует: только легла — уже пора вставать. Впрочем, всякими посторонними звуками меня и в городе-то фиг разбудишь, а физические упражнения на свежем воздухе и вовсе способствуют здоровому крепкому сну.

Кстати о пробуждениях: утром Олег рассказал, что когда начался ветер, он вылезал укреплять палатку и увидел в ночи одинокий огонёк, который при ближайшем рассмотрении оказался Сашей, также не вдохновившимся перспективой улететь в дальние края вместе с палаткой. Вот так встреча.

Но это было потом, а сейчас вокруг лишь темнота и то и дело коварно подкрадывающиеся порывы ветра. Они, вроде, и за двойной стенкой палатки, но с каждым новым кажется, что вот он, именно он сейчас дотянется до тебя. Как назло, палатка из и без того нетесной превратилась в просторную за счёт того, что спим мы валетом, поэтому вместо привычных плеч соседей вокруг пустота. Нет, если приглядеться, Женя с Серёгой вполне различимы в полумраке (все помнят про луну? Её на ночь не выключали, и кромешную тьму нам не показывали) — спина первого где-то даже недалеко, второй же укатился к неожиданно далёкой стенке палатки. Но странное ощущение, что ты один на один с ветром, почему-то не пропадает. И не страшно вовсе — чего бояться-то — но как-то некомфортно. И сон, упорно пытающийся утащить тебя с собой, всякий раз сдувается очередным порывом ветра.

Радует только то, что и полуночи нет — есть ещё время для полноценного сна. Но подъём-то в четыре. Ветер, кыш! Совесть-то имей! А впрочем, странное ощущение всё-таки уступило место сну, который отбил очередную атаку ветра, вцепившись в меня всеми лапками, и вместо очередного звука трепещущей ткани я услышала Олегово «Ты ещё хочешь с нами?». Чертовски сложный для этого времени суток вопрос. Ветра не слышно, но на смену ему пришёл холод, и из спальника не хочется высовывать даже руки, не говоря уж о прочих частях тела. Главное — не думать о том, сколько времени для спокойного сна у меня образуется, если сейчас откажусь идти.

Но как же пропустить такую вылазку? Не прощу себе потом. А ещё и добавку вчера вечером слопала — она ж для тех, кто идёт, была. Ну и как теперь спать остаться? Да, те, кто сразу решил, что я только из-за еды пораньше встану, были не так уж неправы. Чтобы компенсировать явно не слишком убедительно звучащее «Да», тут же начала выковыривать себя из спальника. Тащить из болота бегемота и то проще, скажу я вам. Хорошо хоть, вещи собраны с вечера — остаётся только одеться. Впервые захотелось идти в зимней терме. По этому поводу пришлось ещё и из нагретой футболки вылезать. Зато окончательно проснулась.

Вот и маленький рюкзак опять пригодился.
Женя в полной боеготовности.

Ледорубы в руки. Кошки, системы, железо, верёвки в рюкзаки. Пошли вверх. Хотя о чем это я? Сначала вниз — стоим мы, напомню, на вале, который отделен от склона довольно-таки крутым, хоть и коротким, спуском. А вот теперь вверх. И сразу по снежнику. Впрочем, снежник мне понравился куда больше, чем начавшийся за ним курумник. Очень даже подвижный. Грохот где-то вдали. «Поезда, что ли, идут?» — это, кажется, Женя. Да нет, то с Блока лавина пошла. Здоровая какая. Хорошо, что нам туда не надо... Что, посмотрели мультик? Пошли дальше.

Рассвет за Блоком.

А вот и ледник. Впрочем, он тоже покрыт снегом. У нас вообще было неприлично много снега, но я бы это к плюсам отнесла — по нему проще и приятнее идти. Достаём снарягу, одеваемся. Тут уже может чем-нибудь прилететь сверху, поэтому, пока мальчики развлекаются с верёвками и железом, я больше за склоном смотрю. Обделили: две верёвки провешал Женя, одну — Серёга. Первая станция посреди склона, в снегу на ледорубах. С неё до границы ледника оказалось побольше пятидесяти метров, ну, ничего — есть у нас коротыш ещё один, им нарастим. Перед второй станцией есть опасный участок длиной метров семь — он простреливается камнями. Пока что рано, и сверху падают только кусочки льда, вспарываемого Женей.

Подъём на перевал.

Вторая станция в безопасном месте — под скалой. Именно с верхушки этой скалы сыплет, но станция сделана под козырьком. Третья, последняя станция тоже на скале — от нее уже пешком. Перед ней есть кусок почти отвесного льда. Пожалуй, это самое интересное место на подъёме. Жене там явно было не скучно, остальные же пойдут по провешанной верёвке. В принципе, нам с Серёгой делать тут больше нечего — можно идти в лагерь. Серёга отказался вступать в клуб любителей каменных осыпей и полез по леднику в стороне от пути нашего подъёма. Это он хорошо придумал. Лицом к склону, ледоруб-нога-нога. Вниз, вниз... К завтраку, кстати.

Ещё наверху привлекло моё внимание пятно какого-то непривычного цвета: вон то красное — это Миша, а голубого цвета кто? Саша обычно в зелёной ветровке. Оказалось, ветровка никуда не делась, это он просто в спальник закутался. Ещё один плюс того, что всё-таки полезла — мне сейчас явно намного теплее, чем тем, кто в лагере был. Впрочем, снять каску было не лучшей идеей: первый же порыв ветра напомнил: здесь вам не Мальдивы. Надела каску обратно — так ощутимо теплее. Дежурные грозятся на завтрак допускать только тех, кто в системе. Кстати о системах: тут мы с Серёгой как-то сглупили. Женя с Олегом куда умнее поступили: оставили все железо наверху — всё равно скоро опять там будем. Вниз спустились налегке и в касках. А мы... Будем считать, что это тренировкой было. Утренняя кашка сегодня зашла особенно хорошо. С чего бы это?..

Саша вылез из спальника — потеплело, видать.

Вышли часов в восемь утра. Опять небольшой спуск, подъём по снежнику и по курумнику. Налегке было удобнее, но не сказать что сейчас прям сильно тяжелее идти. Всё-таки, за середину похода давно перевалило — и рюкзак полегче, и к нагрузкам привыкли. Девчонкам предлагают организовать верхнюю командную страховку на последнем участке перил (на том самом, который с куском льда), забрать рюкзаки. Но меня что-то ни то, ни другое не вдохновило. Так залезу. Да и привыкла к тому, что у нас в группе обычно нет половой дискриминации. В разумных пределах, конечно. Например, рюкзаки у парней заведомо тяжелее, дрова в походах преимущественно на их совести, с краю тоже обычно они спят. Но аргументы типа «я девочка и не буду пилить дрова» не работают.

В этом подходе есть свои плюсы и минусы, но сейчас он мне ближе. Идётся хорошо — так чего расслабляться-то? Да и с просто самостраховкой чувствую себя вполне себе уютно. Впереди парни — им уж точно не надо страховку вешать. Полтинника у нас три, сейчас все они задействованы. Чтобы сделать страховку, нужно освободить одну верёвку. Три станции, на двух нижних может быть по три человека максимум, верхняя в безопасной зоне — там ровно уже. Получается, чтоб можно было снять нижнюю верёвку, большая часть группы должна подняться на верхнюю станцию. То есть, те кому нужна страховка, идут почти последними. Теоретически, раз уж я от помощи отказалась, мне без разницы, какой идти. Но ладно уж — тут на склоне почти не дует, а на перевале ещё не известно что будет.

Женя и Миша.
Одинокий Серёга.

Первый кусок подъёма вообще спокойный, и на станции на первой просторно. Подхожу к станции — Миша как раз прицепляется на следующую верёвку. Значит, у меня есть время на отдых и осмотр окрестностей. Рюкзак пристраховать к станции и в снег (тут-то он сразу улетит, если просто так положить) — хорошая такая сидушка. Высоко сижу, далеко гляжу. «Самостраховка! ... Перила свободны!» — это Миша дошёл до следующей станции.

На верёвке — перилах — может находиться только один человек. Для исключения случаев неправильного понимания друг друга используются команды. Короткие, всем понятные. «Самостраховка», обычно заменяющаяся на «самка», означает, что человек уже дошёл до станции, пристегнулся к ней усом, закреплённым на его системе, и перила больше не нагружает. Второй, услышав команду, отвечает «Понял»/«Повтори», иначе нет гарантии, что он услышал. Именно «понял», ибо орать на ветру «поняла-а-а!» почти бесполезно.

Нижний снежник.

Теперь и мне пора двигаться дальше. Ну иди ко мне, спиногрызик — и рюкзак занимает привычное для него место на спине. А вот и опасный участок. Но пока что везёт: сверху летят только осколки льда — это от того, кто на следующих перилах. В нише под скалой уже заныкался Миша. Следующий участок самый весёлый. Долго не освобождаются перила — мы уже втроём на станции собрались. И вот оно: «Перила свободны!», «Понял!», рюкзак, жумар (зажим для подъёма по верёвке), ледоруб — вверх. Пока что, по снегу.

Нижнюю верёвку нарастили коротышом.

Камни не летят — не очень-то и хотелось. А вот и обещанный лёд. Крутовастенько, верёвка уходит вправо, но там кусок почти отвесной скалы, лезть надо левее. Но тащит-то вправо, за верёвкой. Ох, не зря были тренировки по ледолазанию. Где мой ледоруб? Одной рукой на жумаре подтягиваемся, другой орудуем ледорубом. Да, это, действительно, самый интересный участок подъёма. Вылезаю из щели — Сёрега с камерой и фотоаппаратом. Прям как через финишную черту перелезла. Есть перевал!

Последний участок подъёма.
Выглядит очень безобидно.
Саша поднимается к верёвке.
Внизу видно вал, на котором мы ночевали.
Саша на первом участк.е
Выглядит полого. Но Саня не случайно так корячится...
Вчера мы пришли справа снизу.
Жумар на последнем участке подъёма.
На второй станции.
Над перевалом.
Серёга пошёл на прогулку. На ледорубе, я так понимаю, опять камера.
Верхняя станция.
Последний рывок.
Почти что заливные луга, по сравнению с подъёмом.
Суровый Серёга.
Алина на первой станции.
А в это время наверху...
Хорошо, что эта стеночка не для нас.
Солнечный дозор.
Наблюдательный пункт. Слева внизу подъём на перевал.
Женя.
Восхитительная щель.

Народ говорит, что спуска с перевала нет. Как нет? Куда дели, изверги? Оказывается, на той стороне такой плавный путь по снегу вниз, что его и спуском-то назвать нельзя. Серёга возле станции ловит интересные кадры, Саша с Женей играют в дозорных: сидят над перевалом — там удобная обзорная площадка, видно тех, кто на склоне — и докладывают обстановку. Миша где-то нашёл воду, напоил всех и улёгся спать на рюкзаке. Дождавшись Олега, Женя пошёл на вторую станцию — девчонкам помогать.

Олег просит меня организовать страховку и постраховать сначала его на спуске, а потом и Алину на подъёме (Лена отдала Жене рюкзак, но от страховки отказалась). За девчонками опять поднимается Женя. В третий раз за сегодня. Перевальное фото, шоколадка, и валим вниз. Времени, кстати, около полудня. Высота — 4350. На перевале опять сняли записку пермяков, к записке прилагались три конфетки. Забрали, взамен положили свои.

Спуск.
Гребешок.
Где-то рядом с Блоком.
Высоко залезли.
Как будто настоящий альпинист.
Наблюдательный пункт, вид сверху.
Кто сколько людей на фотке насчитает?
Миша.
Как я его понимаю.
Все три девчонки на одной фотке —я на верёвке, Алина с Леной на станции.
Олег — замыкающий.
С ледорубом тут оказалось приятнее.
Залезла!
Олег.
И тоже залез.
Женя пошёл вниз — за Лениным рюкзаком.
А вот и Лена.
Деловая колбаса на страховке.
Кусочек пещеры практически.
Спускается Олег.
Алина поднимается.
В третий раз поднимался Женя...
Рюкзак-путешественник.
Благодать.
Ровно флаг уже скучно держать.
Просто стоять тоже скучно. Акробаты на выезде.

Опять жара, шевелиться лень. Ветер, впрочем, традиционно холодный. В закатанных штанах по снегу идти весело — то и дело проваливаешься по колено. Опять интересные ощущения. На обеде ровным слоем размазались по камням — жарко. Похоже, все уже сварились, кроме супа. Он даже закипать не собирается. Керосина все меньше. Хватило бы до конца похода... Всё лень, даже спать. Думать тоже лень. Уже в который раз пытаюсь чего-то там сосчитать. Кажется, насчёт выхода на Искандеркуль что-то. Не получается даже понять, что же я хочу посчитать. Мысли вяло расползлись по углам сознания.

После обеда сончас. Это была плохая идея: на жаре спать ужасно даже там, где почти всегда есть ветер. После пробуждения чувствовала себя препаршиво. Еле собрала рюкзак, хотя в первые дни спокойно упихивала в него куда большее количество вещей, а с того времени он ощутимо полегчал.

Вниз.
Обедали чуть ниже того озера. Оно во льду, кстати. Люблю я зимовать лето...

После обеда за три ходки спустились на высоту 3450 м. Развлекались, обходя валуны возле реки. Каменным лабиринтом назвали это. Спустились на травку и увидели горных козлов — кто-то радостно завопил: «Ка-а-азлы!».

Куда-то туда нам.
Ещё один обладатель карманного фонарика.
Тут уже можно и палки вместо ледоруба достать.
Очередное озерцо. Хотя бы без льда.
Как-то так вокруг.
Кого-то мне эта скала напоминает...
Водопад.
Ничё так водопадик. Маленький.
Ну совсем крошечный.
Мы, кажется, оттуда пришли.
Спускаться нам до поворота направо. Там мы уйдём в другую долину.

Прямо перед слиянием рек полянка — её-то и присмотрели для ночёвки. Сразу за ней — снежный мост. Примерно по центру фотки, над рекой видно маленькое белое пятнышко — это палатка геологов. Нам завтра от неё направо вверх.

Ещё на обеде, если не раньше, Олег почему-то сказал, что днём мы встретим людей. Потом, правда, поправился — уточнил, что группу. Но было уже поздно: собираясь вставать на ночь, увидели нескольких геологов (вы когда-нибудь видели таджикских геологов?). Активно зовут нас к себе. Человек шесть-семь их. Раз зовут, не отстанут, пока не придём.

Впрочем, полянка, которую мы присмотрели для ночёвки, оказалась мокрой. Воспоминания об утреннем купании не вдохновили на поиск относительно сухого места на этой поляне, но больше вставать было негде. Ну, пошли к тем людям (тогда мы ещё не знали, что они геологи). Они показали нам площадку, на которой можно встать. Мягко, говорят, и ровно. Издалека она выглядела очень заманчиво — зелень и цветы повсюду.

Цветы оказались с запахом навоза... Скажите мне, как одна лошадка может так качественно заминировать такую большую площадь?! Выше нашли место, до которого лошадь не добралась, на нем и поселились. Какой же тут запах цветов!

Женя предлагает Лене остаться здесь вон с тем молоденьким таджиком. Лена почему-то не вдохновлена такой заботой. Геологи ведут себя тихо, излишнего гостеприимства не проявляют.

Уютный ручей

Ужин без чая. Едим в большой палатке — на улице слишком ветрено. Товарищи обитатели другой палатки, приходите к нам в гости без носков, пожалуйста! Вы пришли и ушли, а нам с этим жить. Точнее, спать.

Олег сказал, что сегодня мы молодцы.

День одиннадцатый, местами неземной. Перевал Кишенёвский

2019   Фаны 2014
Ранее Ctrl + ↓